Главная -> Новости -> Новости -> Аварийные дожди: специалисты рассказал почему этим летом затапливало Москву

Аварийные дожди: специалисты рассказал почему этим летом затапливало Москву

Аварийные дожди: специалисты рассказал почему этим летом затапливало Москву

В этом году на Москву обрушились олимпийские ливни — рекорд следовал за рекордом. 20 июня 2015 года в столице выпало 31,7 мм осадков — побит рекорд 1933 года. 15 августа 2016 года выпало 48 мм осадков — побит рекорд 1887 года. Бредя по колено в воде, горожане недобрым словом вспоминали ливневую канализацию: дескать, работала бы нормально, не пришлось бы мечтать о байдарке и водных лыжах. Повторится ли что-то подобное в следующем году, выяснял «Моя Москва».

Представители городских служб неоднократно оправдывались: именно тропический характер осадков и послужил причиной затоплений. Однако директор Гидрометцентра Роман Вильфанд заявлял ранее, что не видит никакой аномалии в прошедших дождях. «Это нормальная ситуация», — прокомментировал синоптик.

У «Мосводостока» на этот счет свои мысли. Главный инженер организации Анатолий Чибриков уже не раз заявлял, что при сверхинтенсивных ливнях вода, скапливаясь на поверхности, просто не успевает уходить под землю. И это не ошибка в расчетах: так было заложено изначально при проектировании дождевой канализации. Согласно СНиПам, утвержденным еще в 1963 году, во время сильных дождей вода может скапливаться на проезжей части на высоту до 25 см, если речь идет о низинах — то там возможны скопления до полуметра. А таких мест по всей Москве насчитывается свыше тысячи.

Правда, если заглянуть во время маломальского дождя в Хохловский переулок, который находится как раз в низине, то становится понятно, что полуметром там и не пахнет. Скапливающаяся вода прохожим по пояс, а машинам — по крышу.

Только эксперты да и сами сотрудники «Мосводостока» утверждают, что винить в аварийных ситуациях природу не надо: город уходит под воду исключительно из-за человеческого фактора.

Как работает ливневка в Москве

По словам блогера и специалиста по водоснабжению и водоотведению Владимира Мальцева, в Москве существует раздельная система канализации.

— Она появилась исторически, так сложилось, — рассказал специалист «Моя Москва». — Многие реки уже были заключены в трубопроводы, отводить на очистку все ливнестоки было сложно и дорого, а с фекальной канализацией критически необходимо было что-то делать.

В итоге в городе появилось два вида канализации: хозяйственно-бытовая, которая собирается одной системой трубопроводов (ее обслуживает «Мосводоканал») и ливневая (обслуживает «Мосводосток»). При таком укладе процесс прочистки сетей крайне труден.

«Водосточные трубы имеют большие диаметры, от 300–400 мм и выше, поэтому гидромеханическая прочистка при помощи машин бесполезна. А гидравлическая прочистка — при помощи потока воды и лебедок, удерживающих прочистной снаряд, — почти невозможна, потому что для нее нужен поток воды, а его в отсутствие дождя просто нет», — пишет блогер в своем «Живом журнале».

В ведомстве «Мосводостока» находится дождевая канализация города со среднегодовым объемом стока 580 млн кубических метров. Она включает сеть трубопроводов диаметром от 400 до 3500 мм протяженностью 7400 км. На ней расположены 110 000 дождеприемников и 160 000 смотровых колодцев.

Как ранее объяснял «Моя Москва» эксперт по инженерным коммуникациям Игорь Епифанов, ливневая система работает по принципу самотеки — без принудительной прогонки. Поэтому подогнать ее и заставить течь вниз быстрее невозможно.

Дождеприемники, или решетки ливневой канализации, которые мы и видим, есть не везде. Например, их нет во дворах и переулках.

— Можно говорить о необходимости, которая заключается в том, что мы при выезде со двора проезжую часть делаем чуть ниже, чем газон, — рассказал «Моя Москва» декан факультета дорожного строительства МАДИ Игорь Чистяков. — Естественно, если пошел дождь, то вода течет с крыши на газоны, с которых стекает на проезжую часть — а у нас во дворах ливневок нет. Поэтому вода собирается и течет дальше в переулочки — а там тоже ливневок нет. И весь поток продолжает путь уже на вылетные магистрали. А ведь чтобы избежать таких водных потоков, должны быть предусмотрены перехватывающие системы.

На магистралях и центральных улицах, обеспеченных решетками, тоже не все так гладко, как должно быть. Основная проблема, отмеченная многими экспертами, заключается в неправильном расположении решеток относительно земли и, соответственно, потока воды.

— Один кадр из новостных сводок о ливне до сих пор стоит у меня перед глазами, — говорит Игорь Чистяков. — Вода течет по проезжей части везде, а ливнеприемная решетка находится вне воды, сухая.

Это говорит о том, что решетка расположена выше потока, а значит, по законам физики сливаться такая вода просто не будет.

Кроме того, как рассказывают эксперты, много вопросов возникает к тому, насколько близко друг от друга расположены решетки. Согласно СНиПам, расстояние между ливневками должно устанавливаться, исходя из ширины потока в лотке перед решеткой. Грубо говоря, чем больше поток, тем чаще должны быть установлены приемники воды. Но на московских улицах ливневки стоят с одним и тем же периодом.

Однако Москва-1963 и Москва-2016 — немного разные города. Ливневая система канализации, уложенная еще в прошлом веке, была рассчитана на другие дороги, районы с другой планировкой и другим заселением.

Уплотненные районы, разраставшиеся по окраинам как грибы, как оказалось, строились совершенно недальновидно. Уровень воды начал подниматься. Плюс резкое увеличение площади водосбора кровель домов сыграло свою роль. Больше крыш — значит, больше воды стало скапливаться на их поверхности и сбегать вниз по водосточным трубам. То, что раньше без проблем впитывалось в землю, сейчас вынуждена принять на себя канализация, которая рассчитана на это не была.

фото: Евгений Семенов Во время дождя колодцы превращаются в фонтаны.

Последней банальной ошибкой стала практика начала 2000-х годов, когда строители по причине, возможно, своей забывчивости просто не меняли старые коммуникации на новые.

По мнению специалистов по инженерным коммуникациям, свою роль играют и неправильное проектирование дорог или их несоответствие заложенному проекту. То есть дело в обычных дорожных уклонах: в идеале вода не должна оставаться на поверхности дорожного полотна, иначе будут возникать лужи. Но при проектировании уклоны проезжей части никто не проверяет: вода скапливается на дороге, не находя выхода.

«Чистой воды халатность»

Однако в городе затапливает и те участки, которых не коснулась реконструкция.

— В Москве есть водосток, есть система трубопроводов, по которым стекает вода, — рассказал «Моя Москва» на условиях анонимности сотрудник «Мосводостока», — вся территория города условно разделена на 10 гидротехнических районов, в каждом районе есть по 30–40 машин, которые должны обслуживать водосток.

Эти машины выполняют разные функции. Одни отсасывают из канализации воду. Это новенькие машины, подчеркивает наш собеседник, которые могут хорошо работать. Однако они не востребованы.

— Все оборудование этих машин — для прочистки, промывки, даже корнерезки — все это лежит на складе, и его просто никто не берет.

В результате плановые прочистки ливневок не производятся.

— У нас водители начали сливать топливо, — продолжает специалист, — дело в том, что в машинах есть датчики топлива. И когда мы приезжаем куда-то, чтобы чистить, нам говорят, что чистить ничего не надо. Кто говорит? Да сам мастер говорит, мол, у него есть другие районы и он не успевает. На некоторых колодцах есть даже прилипшая прошлогодняя листва! Я общался с водителями, которые даже не знают, как включать эти самые машины для прочистки ливневок. В итоге чистят решетки только сверху, ломом.

На вопрос, «почему же рабочие машины простаивают», собеседник ответил, что управы районов их не требуют, поэтому мастера и не заморачиваются: зачем работать, если можно не работать? Главное, чтобы вода могла стекать в решетку.

Раз не почистили, два не почистили... Так ливневая канализация и приходит в негодность: проблемы, то есть грязь, накапливаются, накапливаются, и трубы с ними уже не справляются. И тогда «Мосводосток» хватается за помпы и откачивает воду.

— В каждом районе есть импортные помпы, вода откачивается в овраги, — продолжает эксперт — Как только сильный дождь — сразу их используют. То, что происходят потопы, — это на совести управ районов. При этом они пишут отчеты, что все хорошо, все сделано. А на совещаниях с начальством все говорят: сильный дождь, это все погода. Говорят, что какие-то пацанята закрывают решетку целлофаном, каждый снимает с себя вину как может. Да нет, ребята, идут обычные дожди, и никто не хулиганит. Трубы диаметром 30–50 сантиметров вода бы легко проходила, если бы они были прочищены.

При этом нельзя сказать, что «Мосводосток» не работает. Как говорит сотрудник ведомства, выполняют только ту работу, которая видна. А вот под землю, к коммуникациям, рабочие особо не суются. Да и квалификация самих работников вызывает большие вопросы.

— В «Мосводостоке» нет расчета, сколько людей нужно брать на обслуживание километра дороги, — продолжает собеседник. — Народ набирается стихийно, сейчас работники уже даже не знают, зачем вообще нужно лезть в колодцы.

По его мнению, за годы такого отношения к работе вся система практически переориентировалась с очистки на откачку воды. А система водостока перестала работать как таковая.

Бороться с таким положением вещей наш собеседник предлагает с помощью контроля сторонней организации.

— Хотя контроль — это тоже не панацея. Бывало и так: подъезжает контрольная машина, выходят проверяющие и спрашивают, почему рабочие сидят сложа руки и ничего не чистят. Что им отвечают рабочие? Говорят, мол, вот только закончили, все сделали. Нужен или жесткий контроль или самодисциплина.

Копать нельзя починить?

Ответ на философский вопрос «кто виноват?» можно искать долго. В данном случае всех москвичей больше волнует, что в таком случае делать: дожди в городе идут не в последний раз и перспектива жить на берегу «московского моря» радует далеко не всех.

— О том, что будет такая ситуация, мы в МАДИ говорили еще 4–5 лет назад, — продолжает Игорь Чистяков. — Уже тогда было понятно, что Москву ждут сильные потопы. Что сейчас можно сделать? Я понимаю, что перекапывать город не сильно хочется. В любом случае климат изменился, ситуация в городе изменилась, нужны новые нормативные документы, тех СНиПов, что есть, уже недостаточно. И нужен четкий контроль за ливневой канализацией. Но, увы, в ближайшее время ничего этого не предвидится. Сейчас тактика борьбы такая: просто откачивать воду в аварийных ситуациях. А значит, с приходом более сильных дождей Москву будет затапливать еще сильнее.

Специалисты предлагают не просто перекопать улицы и проложить новые трубы, а полностью пересмотреть логику московской ливневки. Например, установить перехватывающие решетки или люки на пути потоков из дворов.

— Нужно или создавать новую систему канализации, или реконструировать старую, — говорит Андрей Коровянский. — Надо вводить целые системы лотков с решетками. Может быть, даже использовать некие греющие каналы лотков. Дело в том, что в зимнюю оттепель проблемы с ливневкой могут вернуться. Идет таяние, течет вода, но земля и покрытие будут холодными, особенно если бетон внизу. Это может привести к постепенному наледенению. И льдом канал лотка перекроется. Поэтому, возможно, нужно подогревать лотки. Хотя...

«Говорить о том, что систему водостока нужно полностью строить заново, неправильно. Есть некоторые проблемы с неправильным расчетом нагрузки. Но в основном на большинстве улиц таких проблем нет», — уверял ранее специалист из «Мосводостока» Александр Захаров.

Несмотря на столь оптимистичные заверения, в ближайшие несколько лет водосточные сети города, возможно, все же ждет реконструкция. Ранее заместитель мэра столицы по вопросам ЖКХ Петр Бирюков заявлял, что «в настоящее время ГУП «Мосводосток» прорабатывается вопрос реконструкции водосточных сетей малого диаметра и строительства коммуникаций в пониженных местах по более 100 адресам. Срок реализации мероприятий по строительству и реконструкции сетей водоотведения составит 3 года».

 
Автомобильный независимый новостной портал
© Copyriht 2017