Главная -> Новости -> Новости -> "Это рельсы-убийцы": каскадер на инвалидной коляске проверил столичные переходы

"Это рельсы-убийцы": каскадер на инвалидной коляске проверил столичные переходы

В Москве более 11 тысяч инвалидов-колясочников. И порой, чтобы перейти проспект по подземному переходу или спуститься в метро, им приходится пользоваться лестницами со швеллерами. Другого пути, кроме как по металлическим рельсам, у них просто нет. Сами спинальники подобные переходы называют аттракционом.

«Моя Москва» решил провести эксперимент. Мы пригласили каскадера, чтобы он в инвалидной коляске попытался преодолеть спуски и подъемы в столичных переходах. Половина попыток закончилась падением. И только мастерство и тренированность позволили каскадеру избежать травм и переломов.

О барьерах, которые приходится преодолевать инвалидам-колясочникам, — в материале нашего специального корреспондента.

фото: Светлана Самоделова

«Это рельсы-убийцы»

Берем в прокат типовую складную инвалидную коляску. «Модель прочная и надежная. Можно гулять в любую погоду», — напутствует нас менеджер салона.

Для эксперимента решаем выбрать самые оживленные магистрали столицы. Для начала едем на улицу Профсоюзную. Останавливаемся перед одним из подземных переходов. Каскадер Игорь Шумбасов бинтует эластичными бинтами сгибы рук, надевает защиту, на руки — плотные кожаные перчатки. Сев в инвалидную коляску, пробует проехать взад и вперед. У нашей коляски — механический привод, колеса двигаются силой рук.

Подземный переход не оборудован ни покатым пандусом, ни лифтом, ни специальным подъемником. Путь вниз — только по швеллерам. Поверх ступеней проложены три рельса (два сдвоенных). Перила только с одной стороны.

Угол наклона — не менее 30 градусов. Начинаю сомневаться, а подходит ли вообще этот спуск для инвалидов?

Каскадер Игорь Шумбасов, между тем, пытается колесами попасть в колею. Слышится скрежет. Колеса буквально скребут по бортам швеллеров. Игорь с шумом устремляется вниз… После промежуточной горизонтальной площадки передние колеса коляски уходят вбок, каскадер опрокидывается, хватается за перила. Только сильные руки помогают ему не оказаться под коляской…

Нас обступает толпа. Слышатся крики: «Это рельсы-убийцы!», «Посадить на инвалидные коляски чиновников и пустить их по швеллерам!».

Спуск оказался экстремальным.

— Я пытался стопорить колеса руками, остановиться на пандусе было просто нереально, слишком большая скорость, — делится впечатлениями каскадер. — Страшно представить, что было бы, если на моем месте оказался инвалид.

Далее Игорь решает самостоятельно подняться по швеллерам вверх. Но не так-то просто оказывается встать колесами на сами рельсы. Каскадер пытается заехать на швеллера с разгона. Одной рукой хватается за перила, другой пытается вращать колесо. Но буквально через метр опрокидывается назад, вылетает из коляски, пропахивает спиной металлические решетки… Игоря тут же подхватывают прохожие. Один из крепких мужчин рывком усаживает каскадера в коляску.

Делаем вывод: самостоятельно инвалиду-колясочнику по этому переходу ни спуститься, ни подняться нельзя.

Я пытаюсь выступить в роли сопровождающей. С трудом выталкиваю коляску с Игорем на рельсы. Прилагаю все усилия, чтобы продвинуть ее чуточку вверх. Инвалидная коляска медленно-медленно ползет вверх. Переступая ступени, продолжаю упираться, но чувствую, что силы на исходе… И тут коляску у меня перехватывают двое парней. Но и они с видимым усилием выталкивают каскадера наверх.

Пока переводим дух, наблюдаем, как одна из женщин пытается скатить по швеллерам объемный чемодан. Его колеса не вписываются в колею, чемодан заваливается набок. Подхватив груз, женщина, чертыхаясь, начинает спускаться по ступенькам вниз.

Следом парень с велосипедом в руках спускается по лестнице, минуя пандус с рельсами.

На вопрос, почему не воспользуется швеллерами, говорит: «Неудобно! Педаль упирается в стену или поручень, при спуске бьет по ноге. К тому же лестница там шириной в полтора ботинка».

фото: Светлана Самоделова

Да и мамочки с колясками, как мы убедились, не жалуют швеллеры. Только одна из пяти женщин при нас отважилась спустить коляску с маленьким ребенком по металлическим рельсам. Для этого ей пришлось, как эквилибристу, балансировать на узкой лестнице, двигая перед собой коляску на задних колесах.

Другие жаловались нам, что расстояние между колесами то больше, то меньше ширины швеллеров.

«Так держать! Колесо в колесе!»

Мы тем временем переезжаем на следующую точку. По дороге видим, как около светофора, на проезжей части, рискуя жизнью, инвалид-колясочник собирает дань с водителей.

Разговорившись с мужчиной, выясняем, что спуститься в подземный переход по швеллерам самостоятельно все-таки можно. Но надо ехать задом наперед. При этом необходимо, чтобы лестница была оборудована двумя перилами, а у инвалида были крепкие руки.

Осмотрев несколько подземных переходов, мы наконец нашли тот, что был с двусторонними поручнями. Этот переход являлся также спуском в метро. Глянув на лестницу, поняли, что уклон по-прежнему достаточно большой. К тому же начал накрапывать дождик. Металлическая поверхность швеллеров стала скользкой. Но мы решили продолжить эксперимент.

На этот раз, держась за поручни, каскадер все-таки смог замедлить спуск вниз. На втором марше лестницы он отпустил руки. Коляска понеслась вниз, на выезде Игорь подножками для ног зацепился за лежащую криво металлическую решетку, предназначенную для слива дождевой воды. Его выбросило из коляски, он успел сгруппироваться, перелетев через голову, оказался лежащим на спине.

Видя, что мы продолжаем снимать парня, нас едва не побили… Когда один из прохожих стал вызывать «скорую», пришлось признаться, что работает каскадер.

фото: Светлана Самоделова

Потом Игорь, сев в инвалидную коляску, рывками, хватаясь за перила, все-таки сумел подняться по швеллерам наверх. При этом признался, что по ощущениям это было похоже на то, что он лезет по канату, а к ногам привязан мешок с картошкой.

Преодолеть подъем смог профессиональный каскадер, который прошел школу «Мастер», имеет навыки гонщика, фехтовальщика, ныряльщика, парашютиста, скалолаза, наездника… А инвалиду без сопровождающего приходится надеяться только на прохожих.

То, что наши граждане сердобольные, мы убедились сами.

Отойдя в сторону, мы наблюдали, как Игорь делает попытки самостоятельно забраться по швеллерам наверх. В каждом из трех случаев не проходило и 10–15 секунд, как к нему подходили добровольные помощники.

Игоря тянули наверх гастарбайтеры, юные парень и девушка, двое седых мужчин. Последние, видя, что колеса коляски постоянно соскальзывают, вспомнили даже песню Высоцкого: «Так держать! Колесо в колесе! И доеду туда, куда все».

Также один из мужчин с потертым портфелем прочитал нам целую лекцию, сославшись на то, что подобные швеллеры вообще не предназначены для инвалидов-колясочников.

Это новый подземный переход комиссия не примет без специального подъемника или лифта, если перепад высот будет более 3 метров. А переделать большую часть старых лестниц конструктивно невозможно. Все дело в большом уклоне, малой ширине и в ограниченном пространстве. Что касается рельсовых пандусов для старых лестниц, то на них вообще не существует норматива.

фото: Светлана Самоделова

А специальный лифт для инвалидов-колясочников мы нашли около самой редакции, в подземном переходе на Звенигородском шоссе. И он оказался рабочим! Игорь нажал на кнопку вызова диспетчера. Та поинтересовалась, действительно ли он инвалид-колясочник, после чего перед каскадером открылась заветная дверь.

КОММЕНТАРИИ

Председатель московской городской организации «Всероссийское общество инвалидов» Надежда Лобанова:

— Многие социально значимые объекты уже доступны для инвалидов-колясочников. Это и ближайшие магазины, и подъезды в домах. Также в столице немало подземных переходов оборудовано пандусами. Но еще остается много переходов со швеллерами. Мы от них никак избавиться не можем. Швеллеры для нас — просто погибель. Мало кто из инвалидов рискует по ним подниматься или спускаться. Там редко совпадает ширина колес инвалидной коляски с рельсами. Да и редкая детская коляска может пройти по швеллерам. Исключение составляют, может быть, лишь коляски старого образца.

У нас инвалиды-колясочники живут на Ленинском проспекте, у них через дорогу парк, но они не могут попасть туда напрямую. В подземном переходе там стоял швеллеры. Им приходится ехать значительное расстояние вниз к наземному пешеходному переходу, там пересекать дорогу и возвращаться обратно. Не удивительно, что немало инвалидов, рискуя жизнью, едут поверху.

В подземных переходах часто бывает два выхода. Казалось бы, что стоит с одной стороны сделать затяжной пандус с поворотом? Нет, не делают. А вот швеллеры налепили, особенно в переходах около метрополитена. Таким образом они стараются сделать метро доступным для инвалидов.

Справедливости ради надо сказать, что сейчас в метро работает Центр обеспечения мобильности пассажиров, появились специальные помощники. Инвалиды на костылях, мамочки с детьми-инвалидами, пожилые люди еще как-то могут до метро добраться, и, если заранее предупредят соответствующую службу, их в подзеМоя Москвае встретят волонтеры и помогут. Взрослый же инвалид на коляске в метро по швеллерам просто не спустится самостоятельно.

Мы составляем акты, пишем письма администрации метрополитена, фотографируем и посылаем эти экстремальные спуски. Но в ответ — тишина. Нас не слышат и не понимают.

Инвалид-колясочник Алексей Алешин:

— Мы даже не рискуем пользоваться этими швеллерами. Чтобы спуститься в метро или в подземный переход, мы обычно прибегаем к помощи родственников. Или просим помочь нам кого-то из здоровых, сильных мужчин. Они помогают нам подняться или спуститься по лестнице, а на рельсы мы даже с сопровождающим не суемся. Швеллеры кладут только для галочки. Они совершенно не приспособлены для инвалидных колясок. А сделаны для того, чтобы чиновники могли отчитаться. Бывает, что швеллеры начинаются не с самого начала лестницы и заканчиваются не в самом конце спуска, как, например, в переходе метро «Коломенская». А еще они могут неожиданно прерваться колоннадой.

 
Интересное в мире авто